Это началось еще во времена Великой Отечественной Войны, когда весь трудовой народ был на фронте, отбивался от врагов, и нам, подросткам приходилось помогать фронту. У станков стояли дети. А у кого не хватало роста, вставали на ящики, работать приходилось вместо взрослых. В выходные дни нас посылали убирать с полей картошку. Для нас, молодых 13-14 летних подростков, это было как развлечение.

Запомнился один из таких октябрьских дней, когда уже земля отвердела от холода и идешь по ней не как по пахоте, а как по мёрзлой земле.

Утром рано в воскресенье, нас собирают у ветки железной дороги, где уже стоят телячьи вагоны. Мы набиваемся битком в вагоны и располагаемся на полу кто-где сумеет. Мне досталось место у стенки, хотя бы можно опереться спиной. Ворота задвигают и мы остаёмся в кромешной темноте. Никто никого не видит, только по голосу можно определить знакомого человека. Но мы все замерзли и жмемся друг к другу, чтобы хоть немножко согреться. Поезд постепенно набирает скорость и мы понемногу начинаем дремать. Справа от меня сидит какой-то парень, но лица его не разглядеть в темноте, и я стала постепенно клониться в его сторону. Нам становится теплее, он взял мои замёрзшие руки и стал их отогревать своими тёплыми руками. Постепенно я немного отогрелась и начала засыпать. Не прошло и часа, как мы остановились и стали выходить из вагонов. Шумной гурьбой отправились на поле, где еще была не убрана картошка. Уже рассвело, но солнца не видно и оно не очень-то греет.

Когда все вышли из вагона, я обратила внимание на человека, с которым ехала рука об руку целый час и не обмолвилась ни словом. «А он тоже хорош, — подумала я, — не мог даже познакомиться.»

Но когда к нему подбежала девушка и, взяв его под руку, начала что-то выговаривать, я всё сразу поняла и, не подав виду, прошла мимо. Когда пришли на поле, там нашлись лопаты, вёдра, ящики. И началась работа. За день немало накопали картошки, а потом еще и загрузили в вагон.

В тот день я не особенно рассмотрела своего попутчика по вагону. Но прошло всего несколько дней и вдруг я увидела его, — у меня сердце упало куда-то в желудок, сразу парня было даже не узнать. Он весь такой представительный, хорошо одетый, высокий, красивый. Но он шел с той же девушкой, которая была с ним на картошке, поэтому я даже не смела взглянуть в его сторону. «Да, — подумала я, — такие парни не бывают одни. Но ведь и у меня всё еще впереди, какие мои годы…»

Я работала на заводе в главной бухгалтерии. Наше предприятие работало для фронта. Вечерами училась, да ещё домашние заботы. Мы с подружкой Катей работали в разных отделах, но на одном этаже, и часто встречались. У Кати на руках была больная мать и сестрёнка с братишкой. Отец умер от инфаркта. Всю семью ей приходилось нести на своих молодых плечах.

Вот однажды у Кати в квартире погас свет, обращаться к электрику уже было поздно, и Катя пошла хоть кого-то спросить, что можно сделать. Она позвонила в первую квартиру, так как ей подсказали, что там живет электрик. Но никто не открыл дверь. Тогда она с горечью толкнула её и дверь открылась.

На кровати лежал молодой человек в одном исподнем. Катя резко повернулась и хотела было уйти, но молодой человек встрепенулся и громко, как ей показалось, скомандовал: «Стоять!» Катя ещё больше испугалась, но не убежала, а остановилась и сказала, что, мол, двери надо закрывать в подобных случаях.

— А я вас не звал, — сказал парень, — вы слишком нахально ко мне вошли.

— Извините, если я виновата, — ответила Катя и стала уходить.

Парень встал, весь взлохмаченный и явно с похмелья.

— Сегодня единственный выходной за этот месяц, а вы мне не даёте спокойно отдохнуть.

— Извините ещё раз, — сказала Катя и повернулась, чтобы уйти.

— Так зачем же вы тогда меня разбудили, если вам от меня ничего не нужно? — возмущенно заговорил он.

— Да я пришла по делу. Но раз у вас выходной, то придётся искать кого-то другого. Ведь я не знала, что у вас выходной день и вы спите, — Катя ещё раз извинилась и даже разочаровалась в нём.

— Нет, — громко сказал он, — раз вы меня разбудили, так будьте любезны объяснить по какому случаю. Я не люблю недомолвок. Раз вы пришли ко мне, значит вам от меня что-то нужно.

— Прежде всего я попрошу вас одеться, а я подожду в коридоре, а потом мы с вами поговорим и я объясню зачем пришла, и сможете ли вы мне помочь.

Он быстро встал. Как солдат оделся за одну минуту и пригласил Катю войти.

— Здравствуйте, — сказал он и подаёт руку, — Сергей!

— Катя, — ответила она.

— Да мы ведь с вами знакомы! А я то думаю, что за девушка, вроде как знакомая.

— Да, мы с вами ездили на картошку и вы мне помогли, когда я не могла слезть с вагона, там было так высоко, что я боялась переломать ноги. Ведь там не было случая вас поблагодарить. Вы так быстро куда-то исчезли и я ни разу с тех пор вас не видела… Да, есть кое-какие неприятные дела, но надеюсь скоро они закончатся.

— Так давайте поговорим о вашем неотложном деле.

— У нас отключился свет и мы не знаем что делать.

— Ну это мы мигом, — сказал Сергей. — Кстати как вас зовут? А то мы битый час с вами разговариваем, а имени вашего я не знаю.

— Да нет, я вам уже сказала, — Катя. Вы просто пропустили мимо.

— Извините, что я такой невнимательный. Но работу свою я знаю. Идёмте, показывайте ваше хозяйство.

Сергей быстро исправил проводку, включил свет и огляделся.

— Как у вас мило! — воскликнул он. — Мне напомнило наш дом в Калинине, ведь мы эвакуированы оттуда.

— А мы из Одессы, — вставила Валя, младшая Катина сестрёнка .

Катя стала расплачиваться с Сергеем, но он категорически отказался и быстро выскочил из квартиры.

Как уже позже выяснилось, это был тот самый мой вагонный попутчик…

На фронте шли дела к концу войны и молодежь, которой по возрасту скоро предстояло идти в армию, очень волновалась. Старались всячески отдалить этот момент. У Сергея была отсрочка от Армии, и его родители, как только появилась возможность уехать к себе на родину, моментально, никому ничего не говоря, поспешили уехать в освобождённый город Калинин. Они очень не хотели, чтобы он связывался с некоей девицей Раисой, которая не давала ему проходу и жизни. Она же сопровождала и отчитывала его в тот день на картошке.

Сначала Раиса объявила Сергею, что она беременна от него, но когда он отказался от неё и ответил, что не сможет на ней жениться, так как ему ещё нет восемнадцати, и детей по медицинским показаниям у него не должно быть, потому что он в детстве переболел свинкой, — то Раиса начала его шантажировать тем, что, якобы, он её изнасиловал. На помощь пришли товарищи, которые знали её еще прежде Сергея. Таким образом, он кое-как отделался от столь навязчивой невесты, и родители как можно скорее уехали в Калинин, вместе со своим сыном.

Закончилась война. Весь народ встал на возрождение своей Родины. Возвращались с войны мужья. Вернулась молодежь, которую демобилизовали сразу после окончания войны. Катя уехала на свою родину, в Одессу.

Катя была моя лучшая подруга детства и теперь я хочу подробнее рассказать о том, как мы жили в нашем небольшом городишке, какие там кипели страсти и какие верные подруги мы с ней были.

Когда мы закончили школу, время было еще военное, и мы пошли работать. Катя была снабженцем по выпуску нашим предприятием изделий. Изделия были в основном засекреченные, поэтому мы об этом разговоров не имели даже между собой. Ну а я была бухгалтером, и тоже там не о чем было говорить. В основном, у нас были общие интересы и разговоры про одежду, парней и учёбу. Так что особенно не разгуляешься. Встречались по воскресеньям или на пятиминутке в коридоре. Там особенно много не расскажешь, поэтому больше общались в выходной, делились женскими секретами. Но о том, что тот самый Сергей и мне тоже понравился, я Кате не сказала. А так, говорили обо всём, — как Светка связалась с Васькой, а к нему приехала жена и устроила Светке промывание мозгов чуть ли не до драки, — и прочее в этом духе…

Сергей из Калинина писал Кате, пока его не взяли в армию, но потом почему-то перестал писать…

Катя со своей мамой, Валей и Витей (это её брат и сестра), уехали в Одессу, одни, уже без отца, который умер у нас в Рубцовске. За ней увязался Сашка длинный, мы его так прозвали. Как я ему ни говорила, что не любит она тебя, не надо тебе ехать, зря поедешь, — но он всё равно поехал. Катя вышла замуж совсем не за него, а за Анатолия. Сначала всё было хорошо, но потом Анатолий избаловался и стал ей изменять, и так полжизни пропали даром, без любви, без ласки, одни скандалы да упрёки. Так они ушли друг за другом, прожив на свете Катя 64 года, а Анатолий только 60. Он даже не успел оформить пенсию по возрасту.

У меня жизнь сложилась таким путём. Вся власть в семье была в моих руках. Руководила, как умела. Университет не успела закончить, поэтому всё шло как шло. Сама не ленилась, всю жизнь работала, а дети были на бабушке. Дочь всю жизнь упрекает меня, что я мало ей занималась, не водила в кружки. Но я устроила её в музыкальную школу, — хотели на пианино, а её взяли в класс скрипки. Она не захотела учиться игре на скрипке, почему не знаю, но я и не настаивала, так как школа далеко от дома, надо было кому-то её водить туда и обратно. А мы с мужем работали оба. Как это можно было осуществить? Если бы я не работала, тогда нам на хлеб денег бы не хватало, а не то что платить еще за учёбу. Моя мама была всё время с Димкой, и по дому кому-то надо было всё делать, а один муж нас не мог содержать. Так вот и получилось, что никто не вышел из моей семьи ни композитором, ни певцом, ни писателем. Прошу, простите меня, — теперь всё в ваших руках, только их надо к чему-то приложить…

А на картошку теперь не ездят. Её привозят уже мытую и готовую, так что спите все спокойно в своих тёплых кроватях, и не беспокойтесь о том, что завтра вас ни свет ни заря посадят в холодный, темный вагон и отправят собирать картошку…

Зоя Петровна Павлихина