Кто сам ко всем лицом, к тому и добрые люди не спиной.

Жизнь в деревне, ее уклад, привычки, обычаи всегда для меня были и будут загадкой. Ну, вот как это – свои дела еще не переделаны, а наш домашний генерал в юбке – свекровь – может отдать команду:

– Сейчас пойдем к Алексеевне, надо ей картошку помочь выкопать.

Могли быть вариации на тему – сено сметать на сеновал, сносить ту же картошку в подпол. Да мало ли дел в деревне.…

Нам, приехавшим на пару выходных, хотелось отдохнуть, поговорить с родителями, обсудить что-то с ними. Но одевались и шли помогать соседке, которая жила с девяностолетней мамой, помощи от которой было…. Она сама ходила непонятно как – то ли несла ведро, то ли ведро несло ее.

Копать то поле вдвоем им пришлось бы не меньше недели. А тут вышли мы, минут через пятнадцать подтягивались еще соседи, с лопатами и ведрами, и еще подходил кто-то. Час-полтора и поле убрано, ботва аккуратно сложена в кучи, а картошка сушится под навесом. Через какое-то время, после обеда, все снова собирались. Отсортировывали мелочь и крупную картошку, складывали на место, где она может лежать хоть до следующего урожая.

При этом с разговорами, обсуждением политической ситуации в стране на данный момент (а как же – все же разбираются и хотят высказать свою точку зрения). Слегка, не со злостью, а скорей добродушно перемывая косточки знакомым или их выросшим детям. Все всё обо всех знают, тут не спрячешься и не обманешь, не слукавишь и не сподличаешь.

А вечером Алексеевна забегала к нам и приглашала на чай с пирожками, лесной и деревенской вкуснейшей снедью: жареной картошкой с грибами, маринованными малюсенькими огурчиками, пахнущими почему-то арбузом, еще разными вареньями-соленьями.

Собирались все, кто помогал, заходили еще знакомые на огонек. Иногда сидели час-полтора, иногда, когда беседа затягивалась, и до глубокого вечера.

Вот эта взаимовыручка, поддержка, позволяла чувствовать себя не совсем покинутыми, кому-то нужными. Тем, кто может помочь, когда в одиночку не справиться или не уложиться вовремя. Не знаю — сохранилась ли традиция до сих пор?

Но хотелось бы верить, что и сейчас, выживающие и выжившие наперекор всем и всему в наши непростые дни, деревни, существуют так же.

Запольских Ольга