Оставшись одна, Эльвира затосковала и не знала, куда себя девать. Она поделилась с матерью. Несмотря на своё состояние, Олеся стала всячески помогать Эльвире не падать духом.

— Разве мало у вас молодых мужчин?

— Мама, они все женаты или живут в гражданском браке. Я не хочу. Хочу выйти замуж, как положено, а не быть однодневной бабочкой.

Однажды позвонил Максим, Эльвира обрадовалась и говорит:

— Ты тоже скучаешь?

— Неужели тебе так плохо, сестричка? Я помогу тебе, не грусти.

И он действительно помог. Через некоторое время раздался телефонный звонок, Эльвира взяла трубку.

— Меня зовут Сергей, я друг Максима из Новосибирска. Я только что с самолёта, прилетел в Москву, мне Максим дал ваш адрес. Можно ли у вас остановиться на несколько дней?

— Да конечно, если мой брат дал вам адрес, ждём вас.

К приезду Сергея Эльвира быстро организовала стол, и одну комнату освободили от лишних вещей, чтобы они не мешали гостю.

Сергей приехал через три часа.

— Что-то долго вы везли нашего гостя, — упрекнула таксиста Эльвира.

— Я впервые приехал в этот район и заблудился.

— Да ладно, — сказал Сергей, — зато я всю Москву увидел.

Сергей приехал в командировку от Научно-исследовательского института буквально на несколько дней. За два дня он справился с заданием, а на третий день пригласил Эльвиру в Большой театр. Она с радостью согласилась. Сергей стал рассказывать о своей жизни, об учёбе, о своей семье.

— У меня только одна мама, ни отца, ни братьев, ни сестёр. Живём мы в Новосибирске второй год. Мне как молодому специалисту дают квартиру. Но я бы хотел, чтобы у меня была жена, тогда и на неё тоже дадут жилплощадь. Максим мне очень рекомендовал тебя. Вот поэтому я согласился на эту командировку.

— Максиму, конечно, большое спасибо за сватовство, только я не могу вот так сразу выйти замуж, не зная человека.

— Это конечно я не совсем продумал. Но мне кажется, Максим своей любимой, так он отрекомендовал тебя, сестре, не станет сватать плохого жениха.

— Ну, хорошо, у нас еще есть время. Мы можем три месяца думать. Правильно?

— Да, я согласен. Мы можем подать заявление в ЗАГС, и я приеду за тобой, мы зарегистрируемся и тогда ты спокойно можешь ехать со мной хоть на край света.

Эльвира вдруг побледнела и закрутила головой.

— Нет, нет, я не могу. Во-первых, у меня мама больна, а во-вторых, я еще после института не отработала три года. Мне нельзя из Москвы уезжать. Да и мама всё время под контролем врачей.

— Но в Новосибирске сейчас вся новая технология, высшего класса врачи, я ведь тоже врач и мне уже не раз приходилось делать операции по пересадке сердца. Вот и теперь моя миссия в том, чтобы довезти сердце донора для больного, который ждет меня.

Эльвира позвонила Максиму и со слезами на глазах сказала:

— Как же я могу оставить маму здесь одну?

— А мы её привезем в Новосибирск и вся недолга.

— Хорошо тебе говорить, ведь у неё не так много времени прошло после операции, не знаю, как она выдержит. Да я еще с ней об этом и не говорила. Она может отказаться ехать.

— Ну вы хотя бы подайте заявление в ЗАГС. Ну что вы как малые дети…

И он отключился. Эльвира сказала маме, что Сергей сделал ей предложение и хочет просить у тебя моей руки.

— Он что, приехал к нам совсем?

— Да нет, ему срочно надо лететь в Новосибирск, там ожидает такой-же пациент, как и ты была.

— Ну, тогда пусть едет быстрее, ведь там ждёт умирающий человек. Мама разволновалась, и пришлось ей давать лекарство.

— Вот видишь, в каком она состоянии?

— Что же нам делать? — спросил упавшим голосом Сергей. — Ты мне отказываешь?

— Да нет же, нет. Сейчас поедем, подадим заявление, и ты поедешь в аэропорт. Только не забудь чужое сердце. Оно дорогого стоит.

Проводив Сергея, Эльвира вернулась домой. Смотрит — мамы нет. Где она может быть? Стала спрашивать соседей, может, кто видел, как она уходила. Две бабульки сидели на скамеечке около парадной. Мы видели, как она на такси куда-то поехала. «Вот это номер.» — удивилась Эльвира.

Как только Олеся почувствовала себя нормально, долго не думая, позвонила Фёдору Кирилловичу и всё подробно рассказала.

— Вот ведь сорванец, до чего додумался! Тащить такого больного человека через всю страну. Да и климат там холодный.

А Олесе сказал, чтобы она срочно ехала в клинику Глазкова для обследования, может быть перемена климата и не повлияет на ее здоровье.

— Тогда мы сможем спокойно вас отправить поездом вместе с женихом и невестой. С Глазковым я договорюсь.

Олеся в клинике пробыла всего неделю. Её внимательно обследовали, посмотрели, как новое сердце бесперебойно бьется и дали заключение, что ритм нормальный, сердце работает так, как будто его не пересаживали. Это всех обрадовало, и Глазков сам был очень доволен своей работой.

— Вот теперь вы можете ехать, только не в жаркие страны. В Новосибирск можно, но поездом.

Всю неделю Эльвира с работы срывалась как можно скорее, чтобы увидеть маму. Олеся после операции поправилась и стала похожа на ту женщину, которую Фёдор когда-то давно встретил. Но любил он по-настоящему всегда только Ирину. В душе он был благодарен, что Олеся родила такую дочь, — умная и красивая, заботливая и справедливая. Пошла вся в его породу Иноземцевых. У него была только одна большая просьба, чтобы Эльвира оставила свою фамилию и родила хоть одного сына, потомка Иноземцевых.

А Эльвира, как скоро выяснилось, оказалась вся в отца и родила аж сразу двух сыновей!

                                                                                                                            * * *

Время не остановишь, Эльвира вышла замуж за Сергея, маму они перевезли в Новосибирск. Квартиру оставили Владику, у которого тоже разрасталась семья.

Эльвира выполнила наказ своего отца. Фамилию оставила Иноземцева и родила двойню.

— Вот это дочь! Послушная, как истинные сибирячки!

Ирина, и та была рада, что у них появились аж два внука, хотя и не сразу к этому привыкла.

Федор под Москвой выстроил такой огромный дом, что все Иноземцевы могли приезжать, и всем всегда было место. На работу он уже не ездил, а приезжали к нему, и любые вопросы решались спонтанно.

У Максима было две дочери и один сын. Он по-прежнему работал в Новосибирском Академгородке. Михаил занимал должность начальника отдела программирования, они с женой остались в Москве. Марина, его жена, работала в мед клинике. Дети были под присмотром ее мамы и няни.

Вся семья разъехалась — кто в Москве, кто в Ленинграде, но большая часть семьи Иноземцевых обосновались в Новосибирске…

Вот так бывает, что из одной случайной встречи произрастает целый клан…

К О Н Е Ц. декабрь 2014 год.

Зоя Петровна Павлихина

 

P.S. — Все прилагаемые к повести фото строящегося в советские времена Новосибирского Академгородка взяты из интернета.