Итак, институты закончены, братья оба получили дипломы.

Максим сразу стал звонить Эльвире, чтобы узнать, как у неё дела, куда она пойдет в ординатуру, останется в местной клинике или куда в другое место.

— Мне лучше остаться в местной клинике, где делали операцию маме. Всё-таки, буду иной раз её проверять.

— Миша тоже остаётся в Москве вместе со своей женой. Им не хочется с места куда-то трогаться. Ну а я вольная птица, меня ничто не держит. Хочу поехать туда, где начинал мой отец и мать. Там теперь такой огромный научный центр, что еще и не каждого возьмут.

— Да, жаль, конечно, если ты уедешь далеко. У меня из родни всего-то один ты.

— А Миша?

— Нет, Миша всегда был на стороне своей мамы. Они меня не любят. Папа даже с днём рождения маму поздравляет по телефону, а цветы присылает с рассыльным.

— Я их понимаю, — сказал Макс. — Но не падай духом, всё образуется. Вот выйдешь замуж и станет весело на душе.

— Нет, не будет. Ты будешь далеко, не с кем и словом перемолвиться.

— Да, — сказал Макс, — мне тоже не очень хочется покидать свою семью, да и тебя тоже. Уж очень я к тебе привык, лучше бы мы не были братом и сестрой.

— Судьба тебе еще лучшую долю выберет, так что братишка, тоже не унывай и не забывай меня. Так они распрощались и несколько лет не виделись.

                                                                                                                                * * *

Максим уехал на север, где у него оставались друзья детства, с которыми он долго не виделся. Встреча была бурная и радостная. Все здорово возмужали. У многих уже по несколько детей.

— Вы молодцы, всё успели — и институты закончили и семьёй обзавелись.

— У нас это быстро делается. Это в Москве надо рыскать по городу, искать невесту, а у нас вот они. Выйдешь на каток или на лыжную прогулку, глядь, а там красавица рядом. Ну, мы долго не мешкаем, неделя — две и в загс. Мы ведь здесь всех знаем. А вот, кстати, обрати внимание — это Анастасия. Только что закончила пединститут, будет преподавать английский язык в той самой школе, где мы с тобой учились.

Максим не успевал поворачиваться, когда ему старый товарищ Егор, показывал на девушек, которых он хорошо знал. С катка они пошли в кафе. Там он увидел поближе ту девушку Анастасию и от удивления обомлел. Она была внешне очень похожа на Эльвиру. Но оцепенение прошло и реальность поставила всё на свои места. Егор познакомил Макса с Настей, а сам пошел домой,

— А то моя Варвара задаст мне хорошую выволочку.

Максим явился в управление и согласно направлению, его оформили хирургом в центральный район в поликлинику № 2. Поликлиника была новая, оснащена всем оборудованием и Максим не пожалел, что приехал сюда.

Жить он устроился в гостиницу для персонала, недалеко от работы.

Начинался новый учебный год. В Новосибирске в это время уже выпал снег. Пришлось одеваться так, как диктует погода. В первый учебный день Егор, товарищ по учёбе в Новосибирске, отправлял своего старшего сынишку в первый класс и пригласил Максима.

— А то ты всё время один, наверно очень скучаешь по дому. Вот я тебя немного развеселю. Вспомним, как сами впервые пошли в первый класс, хоть и школа была старая и маленькая. А помнишь, как мы с тобой потеряли свой класс, потом нас разыскивала учительница, да твой братик дважды ответил за себя и за тебя, когда учительница знакомилась с первоклассниками.

— Да помню, конечно, мы с ним часто выделывали и не такие штуки.

Вечером в школе старшеклассники устроили бал, Егор сказал об этом Максиму и он пришел прямо с работы. В фойе школы Максим встретил Анастасию. Она была очень красивая, светлые волосы лились по спине и плечам, Максим пригласил её на вальс, и больше не отпускал. После окончания он проводил её до дома и взял у неё номер телефона. Обещал звонить.

Прошла целая неделя, а телефон не звонит. Настя увидела Егора и спросила, куда подевался Максим.

— Я не видел его уже давно.

— А где он живёт? — спрашивает Анастасия.

Он живет в гостинице при поликлинике. Настя, не мешкая, сама разыскала Максима. Он лежал с температурой, обложен лекарствами.

— Что же вы мне сразу не позвонили?

— Да я надеялся пройдёт, зачем зря беспокоить человека. Простая простуда.

— Это перемена климата повлияла. Сейчас я буду лечить вас Сибирскими лекарствами.

Она сбегала к себе домой, принесла какие то травы, горшочек мёда. Велела раздеться, растерла его разогретым мёдом, напоила отварами, закутала в простыню, а потом еще в тёплое одеяло. Сама села за стол проверять свои тетради.

Максим так крепко уснул, что даже не услышал, как Анастасия ушла. На столе лежала записка: «Ни в коем случае не вставать, а если встанете, я приготовила тёплое белье и тёплую пижаму. На кухне, если что, завтрак, а к обеду я приду. На улицу не выходите, прохладный воздух может навредить. Это пройдёт быстро, так что потерпеть можно.»

К 2 часам пришла Настя. Максим лежал и делал вид, что спит. Но она сразу его раскусила и сказала, чтобы перестал притворяться.

— Я вижу, у вас ресницы дрожат, значит вы не спите. Максим попытался встать, но она не разрешила.

— Надо еще немножко продержаться, тогда не будет возврата симптомов.

— Я шесть лет посвятил этой профессии, чтобы лечить людей, а она, видите ли впервые увидела человека и решила его вылечить раз и навсегда.

— Да, да, — сказала Настя и пошла на кухню. Обед она приготовила очень быстро, по-видимому принесла с собой. Украинский борщ, котлета с пюре, да еще посыпано укропчиком. Максим сел за стол, а Анастасия встала в уголочке и стоит, смотрит, как он ест.

— Нет, это безобразие, почему я сижу за столом и ем, а ты стоишь как прислуга? Давай садись за стол или я не буду есть.

— Да я уже поела, — оправдывается Анастасия.

— Мне всё равно, ела ты или нет, я не могу один есть. Ты знаешь, какая у нас была семья, если кого не было, все его ждали.

— Но ведь я не твоя семья.

— А что у тебя есть другая? Муж, дети?

— Нет, у меня только мама.

— Так в чём же дело, я делаю тебе предложение, — встаёт на одно колено и говорит, — будь моей женой!

Анастасия покраснела и говорит:

— Кто же так делает предложение? Сначала надо как следует познакомиться, пойти к моей маме, спросить у неё согласие, а потом уже делать предложение.

— Ну ладно, ничего, что я перешел на ты?

— Ничего, — ответила Настя.

— Всё равно садись и поешь со мной, а то мне одному скучно.

На третий день Анастасия выходила Максима. Его выписали на работу и удивились, как быстро он поправился. В воскресенье Максим принарядился в свой самый новый костюм и они вместе с Анастасией пошли к её маме.

Всё произошло так, как предполагала Настя. Мама Анастасии, Екатерина Владимировна, была среднего роста, статная и тоже со светлыми волосами. «Наверное, все сибиряки блондины с голубыми глазами», — подумал Максим. Настенька была похожа на свою мать.

— Мне очень жаль, дочка, — сказала Екатерина Владимировна, — что твой отец, Сергей Павлович, не дожил до этой свадьбы. Если были бы у нас деньги, ему сделали бы операцию. Но это надо было ехать за границу. У нас таких денег не было.

Она отвернулась и стала вытирать слезы платком.

— Мамочка, не расстраивайся, что же теперь сделаешь. Ведь этим его не вернешь, только своё сердце разрушишь. Прошло уже два года, как он умер от сердечного приступа. Если бы это сейчас произошло, возможно его можно было спасти, наука большими шагами идёт вперёд…

Поговорили и о том, как же без разрешения своих родителей, Максим хочет жениться, — хорошо ли это…

— Так я позвоню им и мы сговоримся. Вас тоже по телефону познакомлю. Ведь сейчас двадцать первый век, а не восемнадцатый. Всё можно организовать быстро.

Решили не спешить, сделать всё по-людски. У Анастасии с мамой была трехкомнатная квартира, и они предложили Максиму переехать к ним. Для двоих места много, а третий не помешает. Так сказала мама Анастасии.

На свадьбу приехал Фёдор Кириллович с женой, маму Ирины не взяли, она плохо переносит перелёты. Максим приглашал Эльвиру, только она отказалась. Поблагодарила за приглашение и пожелала счастья. У брата Михаила уже родился сын. Федор Кириллович был счастлив, что Иноземцевы увеличивают свою династию. Он наконец-то дождался внука. А Ирина Евгеньевна хочет внучку. Хотя этот процесс длительный, но она заказала внучку.

Прошли свадебные дни, все устали от толчеи в доме. И Фёдор с Ириной отправились осматривать Академгородок. Что нового появилось за время их отсутствия…

— Феденька, — говорит Ирина, — после нашего отъезда наоборот всё исчезло. Нет вековых сосен, нет той красивой рощи, где мы по ночам слушали соловья, нет того озерца, в которое мы смотрелись вместо зеркала. А ты радуешься высотным зданиям. Мне так жаль нашу природу, которую мы сюда ехали изучать, а получилось совсем не то, о чем мы мечтали.

— Да, дорогая, всегда так, когда лес рубят, щепки летят. Очень жаль, что щепки…

От того густого леса почти ничего не осталось. Всюду огромные жилые дома, учреждения, и все это — тот самый Академгородок, о котором так много было сказано в газетах и снято фильмов.

После прогулки и отдыха, заговорили об отъезде домой. Как ни уговаривал их Максим, всё равно отца не уговоришь.

— Спасибо сын за то, что вернул нам хоть на недельку нашу молодость… И они улетели домой в Москву.

На следующий день, Фёдор долго лежал в постели и не вставал. Ирина, как всегда встала и уже гремела посудой, готовила завтрак на всю семью.

— Много же мне надо было времени, чтобы понять, а не пора ли мне уже поберечь мою супругу…

Он встал, решительно подошел к телефону, позвонил куда-то, и на следующий день у них появилась кухарка, а потом еще и помощница по дому. Вот так он освободил свою любимую Иринушку от домашнего труда. Вначале она сопротивлялась, но потом смирилась.

Дом за городом Фёдор построил по своим эскизам, подолгу общался с проектировщиком, чтобы объяснить, что он хочет. Дом отстроили быстро, за два года. И теперь они почти всегда жили там. В городе оставалась молодежь…

Продолжение следует…

Автор повести — Зоя Петровна Павлихина (2014 год)