Владик, брат Эльвиры, окончил десятилетку в интернате и стал учиться на ускоренных компьютерных курсах. А когда освоил несколько программ, устроился работать бухгалтером. Когда мама болела, он иногда приходил в клинику. Там он познакомился с хорошей девушкой, медсестрой Мариной. Они стали встречаться вне клиники. Марина познакомила его со своими родителями. Владислав вырос уверенным в себе и приличным молодым человеком. Он понравился родителям Марины. И когда Олеся стала хорошо себя чувствовать, поправилась, набрала вес, лицо порозовело, болезненный вид ушел в прошлое, и дочь не могла нарадоваться, наконец-то мама стала улыбаться, — тогда то Владислав пригласил Марину, чтобы познакомить с мамой и сестрой.

— Да мы знакомы, — обрадовалась мама. — Марина больше всех заботилась обо мне, особенно после операции. Иной раз я даже говорила ей, мол, иди отдохни, я спать буду спокойно. Но она не отходила ни на шаг. Мало ли, что могло случиться.

Вот так произошло знакомство с мамой Владислава.

После того, как Олеся прошла медицинскую комиссию, ей дали вторую группу инвалидности, нерабочую.

Эльвира заканчивала институт, Владислав женился на Марине.

На свадьбу Владислава Эльвира пригласила двух своих сводных братьев. Они прибыли оба и наделали переполох. Они всегда шутили, когда попадали на такие праздники. Приходил один и знакомился со всеми, и тут же прятался. Появлялся второй и тоже давай знакомиться. На голову обязательно надевали что-нибудь яркое, заметное — для большего эффекта. Когда до людей дошло, что это не один, а два человека — всем становилось очень весело. С такого веселья и начиналась свадьба. Владислав переехал жить к Марине, у неё была своя отдельная комната. Все были довольны.

Фёдор Кириллович с женой были приглашены, но они отказались. В основном была против Ирина.

— Какая она мне родня. Она моя соперница и я не хочу с ней знаться. Больше мне о них ни слова. Иначе я уеду в Ленинград.

Поэтому в доме Иноземцевых старались не упоминать о второй семье. Пока Олесю готовили к операции, когда она была на волоске от смерти — Ирина не возмущалась, но теперь, когда всё в порядке и жизнь у них наладилась, пусть себе живут.

— Я с ними не роднилась, а вы как хотите. Если братьев устраивает, чтобы их отец помогал этой семье — это их дело. Я не кровожадная, мне и моих денег хватит. Когда умру, можете хоть всё отдать им.

Этот разговор произошел в день рождения Эльвиры. Ребята придумали подарить ей небольшой легковой автомобиль, чтобы ей легче было добираться с загорода в институт. Ирина была не в духе и наговорила им такого… Когда спросили отца, он наоборот был доволен, что они додумались до этого. Видя, что все против неё, Ирина собралась уехать к маме в Ленинград, куда та перебралась к сестре. А может и привезёт её сюда.

Никто не заподозрил в её поездке никакого подвоха. Она быстро собралась и Фёдор отвёз её в аэропорт. Чтобы не выдать своих слез, Ирина достала носовой платок и стала вытирать нос:

— Наверное у меня гриппозное состояние, — сказала она и отвернулась.

Фёдор внимательно посмотрел на жену и понял, что здесь совсем не то, о чём она говорит. Что-то она не договаривает.

— С чего у тебя вдруг образовался грипп? — спросил Фёдор. — Давай садись в машину и ты мне как на духу всё расскажешь. Если ты действительно заболеваешь гриппом, то тем более нельзя лететь самолётом. Поедем домой лечиться, а потом уже поедешь к маме.

Ему долго пришлось уговаривать Ирину, он силком посадил её в машину и повёз домой. В дороге она не утерпела и так расплакалась, что Фёдору не раз приходилось останавливаться.

— Если ты будешь и дальше себя накручивать, я везу тебя в психбольницу, — сказал Фёдор.

— Нет, нет, я сейчас успокоюсь.

— Там в машине аптечка, выпей валидол. И чтобы дома было как всегда, — строгим голосом сказал Фёдор.

Всю дорогу до дома они молчали. А подъезжая, муж сказал:

— Чтобы я больше никогда не слышал от тебя упрёка в мою сторону. Сколько лет мы уже прожили с тобой, вспомни? Ты когда-нибудь слышала обо мне хоть что-нибудь плохое, или я с кем любезничал где-то в углу?

— Ну что ты Федя, ведь не это я имела в виду. Мне просто стало не по себе, что у вас теперь на первом месте Эльвира или больная Олеся, а тут ещё её братик объявился. Не слишком ли много появилось родственников с вашей стороны?

— Ах, вот ты о чём. Тебя перестали хвалить. Заняли твой пьедестал. Глупышка. Ты прожила уже больше пятидесяти лет и так и не поняла, что твой пьедестал никому не удастся занять, ты одна такая и люблю я только тебя. Так что успокойся, и маму твою я привезу сам. Распаковывай свои чемоданы и через пару дней встретишь маму.

Хорошо, что дома никого не оказалось, а то было бы не отвязаться от вопросов. Пока Ирина разбирала вещи и вешала в шкаф, появился Максим.

— Ты куда-то собираешься? — спросил он.

— Да нет, просто навожу порядок в шкафу.

— А мне показалось, что вы с папой куда-то ездили.

— Это он только что приехал. Пойду на кухню. Кормить вас буду.

Максим подозрительно посмотрел на кучу не разобранных вещей, задумался и пошел в свою комнату.

С появлением новых родственников, в их семье стали реже смеяться по пустякам. Миша, тот не обращал внимания на всякие недомолвки, а Максим всё схватывал на лету. Он сразу обратил внимание на то, что мама стала мало участвовать в их вечерних дурачествах, когда они с братом менялись ролями и притворялись друг другом. Отец приезжал с работы уставший, и то не раз принимался с ними дурачиться. «Что-то происходит с мамой. Надо как-то с ней откровенно поговорить. Не хватало еще, что бы она заболела. Хватило одной больной, хоть она и чужая, а всё равно каким- то образом коснулось и нас.»

Через два дня отец привёз бабушку. Все выскочили на улицу и с радостными криками окружили её, не дав сдвинуться с места.

— Да вы меня задушите своими объятьями, — взмолилась бабушка. — Нет бы самим приехать ко мне, так они меня к себе притащили. Теперь ведь я не та, что бегала за вами, сорванцами. Теперь вы меня будете поддерживать, чтобы я не упала. У меня такое головокружение, я еле выдержала этот перелёт. Теперь придётся у вас умирать. Никуда больше не поеду. Вот мой сказ.

Бабушку увели в дом, вещи тоже все затащили. Набрала гостинцев целый чемодан, еле подняли.

Рассказывали долго все новости. Только никто не знал, что Ирина сама хотела уехать к ней. Бабушка ходила по комнатам и не могла нарадоваться:

— Как у вас стало свободно и чисто. Наверно прислугу имеете?

— Да нет у нас никакой прислуги.

— Неужели? — бабушка удивилась. — Я твоему Фёдору задам за такое издевательство над своей женой. Люди занимают должность куда меньше, а живут без скромности, имеют не только прислугу, а еще и повара.

На сегодня этот вопрос остался не решённым. Фёдор Кириллович и Ирина Евгеньевна приглашены на брифинг. Быть обязательно.

Фёдор не любил эти сборища, Ирина в последнее время вообще перестала посещать их. Но сегодня нужно быть обязательно с супругой. Пришлось собираться. За ними приехала машина.

— А это что за номер?

— Так приказано, — сказал сопровождающий.

— Наверно будут кого-нибудь встречать?

— Скорее всего награждать, — не вытерпел сопровождающий.

— Так причём тут мы с женой?

— Вы же вместе строили Новосибирский Академгородок, и вообще самые первые появились там в лесу, и создавали станции по охране и изучению природы. А потом и Академгородок, который вырос в огромный город.

— Вот Ирина Евгеньевна, оказывается не забыли нас. Поедем, посмотрим чем они хотят нас удивить, — сказал Федор.

Сели в машину и лихо покатили по знакомой улице. Фёдор стал оглядываться.

— Вы нас куда везёте, дорогой товарищ?

— Мы вас везём правильно, сейчас увидите.

Увидели когда стали подъезжать к Кремлю.

— Ничего себе! Хотя бы заранее предупредили, я бы ботинки покрасивее обул.

— Ничего, вас и в этих узнают.

Сначала их провели в зал, где уже многие собрались в ожидании кого-то. Вдруг все встали и начали приветствовать кого-то аплодисментами, как оказалось — самого президента. Он сказал небольшую речь, всех поздравил с шестидесятилетним юбилеем Новосибирского комплекса, выразил всем, кто был причастен к строительству Научного центра благодарность от всей страны и начал поочередно вызывать отличившихся на этом строительстве, от начальника вплоть до рабочего. Когда назвали фамилию Иноземцева, Фёдор чуть-ли не встал, но потом он услышал продолжение фразы — Ирина Евгеньевна.

За её долголетнюю работу в суровой Сибирской тайге, Ирину наградили Орденом «Знак Почёта», и выдали премию в размере один миллион рублей. Ирина не помнит, как она шла навстречу Президенту, как получила этот орден, но только и смогла сказать «спасибо». Потом вызвали Иноземцева Фёдора Кирилловича и тоже произнесли много хороших слов о его работе, о хорошем отношении к подчиненным. Не забыл президент и то, что в таких условиях Федор сумел завершить свою диссертацию и приехать в Москву уже будучи профессором. На лацкан пиджака сам президент закрепил ему Медаль «За трудовую доблесть» и добавил, чтобы выдали премию в размере два миллиона рублей.

Награждение длилось целый час. После этого пошли все в банкетный зал, где столы уже ломились от закусок.

Поскольку Федор сыграл главенствующую роль в строительстве и основании Научного комплекса Академгородка, сам президент нашел Иноземцева и посадил рядом с собой. Ирину не забыл тоже. Он стал их расспрашивать о тех суровых годах, о трудностях, что им пришлось испытать, о том, как они с маленькими детьми смогли справиться в таких условиях. Ирина рассказала, что ее мама им очень помогла, приехав к ним на поселение. Президент просил лично ей также передать благодарность и распорядился выписать путёвку на юг для нее и для всей их семьи. Пожелал им всем доброго здоровья и семейного счастья.

Домой Ирина с Федором приехали поздно и навеселе. Их уже заждались. И никто не ложился спать, пока все не потрогали своими руками ордена. Все были очень возбуждены, как бы их не успокаивали:

— Утром всё рассмотрите и потрогаете. Только давайте сейчас пойдём спать. Мы очень устали.

* * *

Ирина вместе со своей мамой теперь всё чаще садились в беседке и вспоминали прошлое, любуясь цветами, которых они посадили возле дома очень много. Теперь они обе могли дольше гулять и бывать на воздухе.

Жизнь так быстро куда-то укатила, что даже те трудности, что им пришлось перенести, уже были забыты.

В последнее время молодёжь была так занята, что у них не было времени для встреч. Максим позвонил своей сестре, кстати, она ему очень нравилась, и если бы они не были родственниками, то вряд ли он оставил её в покое. Он позвонил и сообщил новости, что их отец и мама получили награды. Эльвира искренне была рада и просила передать им поздравления.

— Нового больше у нас ничего нет. А как у вас? Как здоровье твоей мамы?

— Хорошо, большое спасибо, что ты помнишь о нас.

— Будет время, заеду, — сказал Максим. На этом они распрощались.

Получив такую огромную премию, родители не знали с чего начинать. Отец предложил построить большой дом, собственноручно нарисовав эскиз дома. Всем очень понравилось.

— Но ведь это будет долго. Не лучше ли купить готовый? — вмешалась бабушка. — Ведь я ещё тоже хочу успеть пожить в вашем сказочном доме.

— Надо поездить по округе и посмотреть, есть ли хотя бы похожие на этот дом. Но в этом году не придётся даже начинать поиски, потому что скоро экзамены и защита диссертаций наших детей. Нам нельзя даже на курорт поехать. Когда получат дипломы, вот тогда и поедем на отдых. Я свой отпуск приберегаю к этому времени, — сказал Фёдор Кириллович.

— Да, — отмахнулась Ирина, — ты можешь взять отпуск в любое время, и на сколько хочешь…

— Нет, дорогая, я не могу обезглавить свой коллектив надолго. Они там передерутся. Это же детский сад. За ними нужен глаз да глаз.

— Даа, — вздохнула Ирина, — плохо ты воспитываешь своих подчиненных. Дал волю. Ты должен наладить дисциплину. Во-первых, прежде чем говорить об отпуске — наведи порядок в институте. Проведи квалификацию каждого отдельного работника, научный он работник, простой ли работник, лаборант-учёный или тот, что пробирки моет, я думаю между ними большая разница. А дальше ты сам знаешь. Прежде чем на работу человека берут, у него проверяют документы, на кого он учился, кем работал, как работал. Проведи с ними беседу о семье, о дальнейших их планах. Каждый должен пройти аттестацию, — Ирина заулыбалась. — Вот, кажется, я и самому профессору провела инструктаж. И самое главное — у нас должен быть грамотный инженер по технике безопасности. Ты не обиделся, дорогой?

— Что ты, что ты. Я даже рад, что ты мне напоминаешь о таких истинах, о которых в процессе работы я совершенно забываю. Надо выделить какой-то день, вернее составить график, хотя бы раз в полгода собирать всех и напоминать, что мы не землекопы, — мы двигаем науку вперёд, и она у нас должна быть чистой, грамотной, и не отставать от других стран. Наоборот, мы должны быть впереди планеты всей…

Продолжение следует…

Автор повести — Зоя Петровна Павлихина (2014 год)