После революции в России замерло культурное возрождение. Многие образованные люди при первой возможности уезжали на Запад. Россия возобновляла работу учебных заведений по новым законам. Преподаватели не все были настроены обучать молодежь по новым правилам советского гражданина. Многие опирались на старые учебники и правила. Это было очень трудное время. Прошло много лет, пока все примирились и привыкли к новым законам.

Появились училища для тех, кто не мог осилить или позволить себе высшее учебное заведение. Это были фабрично-заводские училища и курсы, где молодежь быстро осваивала новые профессии. Наряду с этим, появилось огромное количество беспризорников. Подростки ринулись в города. Одарённая молодежь стремилась к учёбе в высших учебных заведениях. Желающих поступить в ВУЗ с каждым годом становилось всё больше и больше, учили бесплатно, давали стипендию тем, кто хорошо учился, иногородним давали общежитие.

Многих, окончивших ВУЗ, направляли на работу туда, где крайне не хватало специалистов. Осваивали северные регионы России.

И вот, была собрана экспедиция из 30 человек — геологи, врачи, учёные, простые рабочие. В эту экспедицию попало несколько человек сразу после окончания ВУЗа, — несколько молодых девушек и парней.

Ехали поездом, долго и утомительно. Был конец осени, погода хорошая, без дождей. Мимо мелькали такие красивые места, что хотелось выскочить из вагона и хоть немножко погулять по этим местам. Почти сутки все отлёживались после суматошных сборов и отправления багажа. Когда все отоспались, захотелось пойти в ресторан. Что там приготовили для них повара? Столики были наполовину заняты, всем девушкам вместе негде было сесть, поэтому пришлось садиться кто куда, где были свободные места.

Ирина села на первое попавшееся свободное место, Валентина и Галя пошли дальше, все расселись за разные столики.

— Давайте знакомится, — сказал молодой человек и протянул Ирине руку. — Фёдор Иноземцев.

— А я Ирина Стрельникова.

— Что-то мы с вами ни разу не встречались, — сказал Фёдор.

— Да ведь нас в последний момент направили в ваш коллектив. Мы сами не знали, куда нас везут.

— Вот вы и попались. А везут вас к самому главному в России, Михайло Потапычу. Наверно мама вам читала сказки, как Михал Потапыч заставлял девочку, которая заблудилась в лесу, убирать в берлоге, варить ему брюкву, картошку. Ей надоело это занятие и она решила побаловать Мишу, стала стряпать пироги. Они ему очень нравились. А когда девочка попросилась домой к маме, Мише не хотелось отпускать такую послушную девочку. И вот Маруся, так звали девочку, решила все-же реализовать свою мечту. Она напекла целую корзину пирогов, сама влезла в корзину и велела отнести её родителям гостинец. Миша так и сделал. Вот с тех пор, Миша ходит по лесу и ищет свою Машу…

Все вокруг под стук колёс внимательно слушали сказку, как вроде они никогда её не слышали. Но как интересно Фёдор рассказывал — все перестали жевать, а только слушали.

Обед закончился и все пошли по своим вагонам.

Фёдор проводил Ирину до ее купе, и когда дверь закрылась, встал у окна напротив и долго не мог уйти. О чём он думал?.. Вся жизнь промелькнула в его голове. Мимо мелькали перелески, речки, берёзовые рощи, а он всё думал о своём будущем, и об этой девушке…

***

Вот точно так же еще недавно он ехал из Ленинграда в Москву. Настроение было хорошее. Он заканчивал диссертацию по исследованию северных ресурсов России. Не успел только определиться, где ему остановить свой взор, где дальше жить и обосноваться для дальнейших исследований и реализации своих задумок, или … Он не успел додумать свою мысль, как из соседнего купе вышла молодая дама, и между ними невольно завязался разговор. Она как будто поджидала этого человека, с которым можно поговорить именно на ту тему, которая не давала ему покоя. В Москву приехали они уже, словно закадычные друзья и даже ближе. Он не успел опомниться, как очутился в её объятиях, в купе оказались они вдвоём. Так они познакомились, её звали Олеся.

— Значит, вы с Украины. А я Фёдор, — самый, что ни есть русский мужик, родился в Ленинграде, там и вырос. Своей семьёй пока не обзавелся.

У Федора в Ленинграде были мать и брат. Отец ушел от них после продолжительных пьянок, мать выгнала его без тени сожаления. Жили в коммунальной квартире. В Москву он поехал по направлению института, где ему обещали дать вначале общежитие, а впоследствии квартиру.

Не успел он прибыть в Москву, как поступило новое распоряжение относительно него, и Федора неожиданно перенаправляют в Сибирь.

— Но ведь мне ещё надо защитить диссертацию, — сказал Фёдор.

— Диссертацию будете защищать на периферии, где есть возможность её использовать на деле.

«Чтоб вам самим там защищаться», — подумал Фёдор, а вслух конечно не сказал, но в уме крутились и более жёсткие слова.

Олеся сначала не сказала Фёдору, что у неё есть муж и ребёнок. Сына двух лет она отвезла к матери в Ленинград, и когда ехала обратно, подцепила Фёдора прямо в поезде.

Сразу привела его к своей подруге, которая со своим любовником была в отпуске. Времени до возвращения подруги оставалось еще немного, и можно было этого мужика «взять за рога». Так они выражались в своём кругу.

Фёдор прибыл по назначению в Научно-исследовательский институт для ознакомления со своим наставником по диссертации, и тогда ему сообщили, что план изменился, «предложили» более серьезную работу, временно, пока они найдут ему замену. Работа заключалась в том, что он для начала назначается начальником отделения и направляется в Сибирские Лесхозы, для налаживания работы.

— Там нет ни одного компетентного человека, хоть как-то разбирающегося в научных исследованиях, и не используются имеющиеся природные богатства.

Он, конечно, не собирался уезжать в какую-то глухомань, но начальство приказало, и придется отрабатывать учёбу. Даже не освоившись в Москве, придётся ехать в тайгу.

Фёдор по прибытии в Москву две недели жил у Олеси, думал, что это её квартира. «Но где же тогда её муж?» — думал он…

— Я с ним развожусь. Он не хочет видеть своего сына. Какой же он отец? Сын сейчас живёт у моей мамы, но ведь ты не против, если мы будем с тобой жить и мой сын будет с нами?

— Олеся, о чём ты? Я даже не видел твоего сына и твою маму. Тем более через неделю я уезжаю в Сибирь, в самую настоящую тайгу. Там еще ездят на собаках, а ты хочешь ребёнка туда везти.

— Что же ты мне голову морочил, что ты законченный аспирант?

— Не законченный аспирант, а я только что закончил аспирантуру и еще лет десять надо трудиться, чтобы стать профессором, если конечно хватит ума не жениться на такой дуре как ты.

После этого чемодан Фёдора полетел прямо в дверь. И ему ничего не оставалось, как расплатиться за проживание и явиться в институт, в общежитие…

* * *

Вот с такими мыслями он долго стоял в тамбуре вагона и размышлял, почему ему не везёт с женщинами.

В школе учился хорошо, никогда не принимал ухаживания девчонок, он всегда был занят, — то лабораторные работы, то лекции, то физкультура, да матери надо было помогать. Младший брат был ленивый и непослушный, «весь в отца», — говорила мама. «Как она теперь одна с ним мучается, ума не приложу. Надо ей написать, что меня направили в Сибирь, ведь снова расстроится. Но я её заберу, когда мне в Новосибирске дадут квартиру. А Младший пусть жениться и уже жена пусть с ним мучается.»

Оказывается, Фёдор простоял в тамбуре два часа. Время пролетело незаметно. Пейзаж изменился. Подул ветер, деревья раскачивало во все стороны, и Фёдор пошел в своё купе. Там разыгралась баталия в шашки. Четверо мужчин не могли сдержать свои эмоции и как дети шумели и подшучивали над теми, кто не так пошел. Наконец, и они устали и стали собирать шашки в коробку.

— Не пора ли нам сходить подкрепиться? — сказал кто-то из молодых ребят.

И они ушли, а Федор лег на свое место и быстро заснул.

За трое суток Фёдор только дважды встретился с Ириной, но поговорить с ней не было возможности. «Вот как это называется? — встречаются десятки человек, а тебе хочется встретиться только с одним, а его нет. В чём загадка? Наверное, просто мне надо быть понапористей.» Так он и сделал. Когда все ушли в ресторан, Фёдор обратил внимание, что Ирина не пошла с ними. Он постучал в дверь и не получив ответа, открыл ее. В купе никого не оказалось. «Значит, она ушла раньше», — подумал Фёдор, и пошел в вагон- ресторан. Свободных мест было много, и он сел так, чтобы мог видеть всех входящих и выходящих из ресторана. Ирину он увидел сразу и не сводил с неё глаз, чтобы не пропустить, когда она будет уходить. Наконец, их компания встала и все гуськом стали выходить из вагона. Фёдор остановился у выхода и когда подошла Ирина, окликнул ее и попросил вернуться с ним за столик, они сели. Фёдор извинился за свой поступок, но решил не отступать.

— Я не нашел другого способа поговорить с Вами наедине. Вас всё время окружают какие-то люди. Вот сейчас мы с Вами одни и я хотел бы поговорить о Вас, и если вам интересно будет, расскажу и о себе.

— Ну что ж, задавайте вопросы. Чем я так заинтересовала Вас?

— Да не думайте вы так официально, просто вы мне понравились, и как я вижу, вы скучаете в одиночестве, хотя вокруг столько людей. Наверно скучаете по дому, семье, мужу?

— Вот, с этого и надо было начинать, — улыбаясь, ответила Ирина. — Вас интересует, замужем я или нет?

— И это тоже, — сказал Фёдор.

— Моя автобиография коротка. Десятилетку окончила в 17 лет, с отличными показателями, в институт поступила без проблем, закончила по профессии биолог. Сейчас осваиваю смежную специальность, которая входит вкруг не только биологии, а и экологии, географии, химии, физики, геологии и других наук. Пока не связана семейными узами, — стараюсь как можно больше принести пользы людям. Замуж ещё успею.

Фёдор задумался, и прямо глядя в глаза Ирине сказал:

— Я завидую вашему энтузиазму. Вот у меня планы меркнут против ваших. Правда я немного старше вас, это сразу можно определить, но мне хочется начать новую жизнь на новом месте, в новой квартире, с такой женой как вы, Ирина, и прожить до конца жизни с вами.

Ирина широко открыла глаза и не знала, что ответить Фёдору.

— Вы о чём, дорогой товарищ? Мы с Вами всего второй раз встретились? Как можно говорить об этом? Ведь я могу обидеться. И мне ваша шутка не по душе. Несмотря на то, что вы ни слова не сказали о себе, я ухожу и видеть вас больше не желаю.

Она быстро поднялась и ушла.

«Вот так у меня всегда. Как медведь пришел, разломал всё и думает, хорошее дело сделал. А посмотрел что он сломал — там оказался бочонок с мёдом. Кому-то он достанется?» — подумал Федор…

Продолжение следует…

Автор повести — Зоя Петровна Павлихина (2014 год)