Любопытно, у кого как рождаются рассказы? У меня, как с анекдотами, мысли приходят в тему. Попадётся какая-то статья, картинка или событие значимое произойдёт и как по волшебству, в памяти всплывает подходящая история.

Прочитала тут о русских печках, как постепенно они уходят из нашей жизни. Что пропадает тот уют, который они создавали. Сокращается количество мастеров-печников. Печально.

Как поётся в песенке мультфильма «Летучий корабль»:

Старенький домик, русская печка,
Пол деревянный, лавка и свечка,
Котик-мурлыка, дед работящий:
Вот оно — счастье. Нет его слаще.

Я специально заменила слово «муж» на «дед», потому что в моей памяти неразрывна ассоциация: прадед что-то мастерит около печки, стучит молоточком, подставив спину к теплой кирпичной стенке. Греет натуженную долгим трудовым стажем поясницу.

А прабабушка возится с пирогами, отправляет в горнило приготовленные чугунки с кашей и картошкой. Подхватит ловко ухватом горшочек, секунда и он уже там, подхватит другой и опять в печь. Потом закроет сторонкой и оставит на час-другой. Дождётся, пока упоительный аромат заполнит все уголки помещения, тогда и достанет, маслицем топлёным польёт – вкуснотища.

Но то была русская печка «городского типа», не очень большая, но хватало и дом обогреть, и обед приготовить. Теперь эту печь не используют по прямому назначению. В дом давно провели центральное отопление и газ. И печка теперь выполняет функции шкафа. Внутри хранится редко используемая посуда и противни, а на шесток, плита перед горнилом, бабушка ставит разнообразную мелочь – сахарницу, заварочный чайник и прочее.

Бабушка мне рассказывала, что, когда они жили в деревне, у них в доме была большая русская печь, которая занимала полдома. Спального места на ней хватало детям и их бабушке, то есть моей прапрабабушке. А самое поразительное, что никак не укладывается в моей голове, печь использовали вместо бани.

После того, как дрова сгорали, пекли хлеб, варили обед, запаривали еду для домашних животных. Потом внутрь ставили кадки с холодной водой, чтобы она нагрелась. Вечером дно горнила устилали соломой, туда залазила бабушка и мыла детей, в другой день мылись взрослые.

А дед мой, благодаря русской печке, остался жив. Будучи ещё подростком, сильно простудился, была пневмония. Особо в то время не лечили, философия была такая – к житью, так выживет. Дед сам натирался внутренним жиром и подолгу лежал на печи, прогревался. Через три недели болезнь отступила, но осложнения остались на всю жизнь. Любое переохлаждение организма сразу выливалось в бронхит. Но спасала опять печка-волшебница. Погреется несколько дней и хворь отступала.

Алёна Глубоковских