Часть 1.

Он был молодой специалист. Каждый год к нам на завод стали присылать молодых специалистов из Украины, после окончания Сельскохозяйственного техникума. Это был третий набор специалистов и наш завод уже был укомплектован ими на 100%. Мне приходилось соприкасаться с ними при приёме на работу, поэтому знакомство происходило непосредственно на производстве, а потом уже и за пределами завода.

Когда мы встретились в заводском клубе на танцах, Сашка подошел ко мне как старый знакомый, как будто он давно меня знал. Он никому не давал со мной танцевать. Я была знаменита тем, что участвовала в драмкружке. Мы ставили спектакли, которые многие рабочие завода смотрели и им это нравилось. Поэтому у меня было много поклонников и просто знакомых девочек и ребят моего возраста.

Я в черном платье, спектакль «За вторым фронтом»

В наше время была еще возможна обыкновенная дружба между молодежью, — не как теперь, когда с первой встречи ложатся в постель.

Однако уже были попытки «обуздать» скромницу. Мне удавалось этого избежать. Я пресекала всякие посягательства на меня и прекращала общение с хамами. Сашка был не таким, он очень долго и терпеливо ухаживал за мной и не выказывал никаких намёков на интимность.

Но когда мы поехали в город Барнаул на смотр самодеятельности, он нашел всё же девицу, которая была легкодоступна. Кстати, он из-за меня пошел в самодеятельность и стал партнёром по спектаклю.

На смотре самодеятельности

Когда приехал к нам мой брат Василий, Сашка играл роль МВДешника, и играл роль в его кителе. На память осталось только одно фото, где мы были сфотографированы все в роли, спектакль назывался «За вторым фронтом». У меня была отрицательная роль, как будто я предала русскую девушку, которая скрывалась в нашей богатой семье. Я была очень привлекательная в этой роли особенно, а русскую играла Татьяна.

Участники спектакля «За вторым фронтом». Мы с Сашей стоим в левом углу рядом. Я в черном платке, а он в военном кителе. 

После его отвратительной выходки в Барнауле я перестала обращать на него внимание, никак не реагировала, когда он стал ко мне подходить в поезде. Мы уже ехали домой и он очень плохо выглядел, как побитая собака. Я думала это всё, между нами всё кончено, и очень переживала. Я очень привязалась к нему и думала мы поженимся, он мне даже предложение сделал, но мы были неопытные и не знали, как всё это оформляется. Спросить маму я стеснялась, а от подруг этого не могла узнать, потому что еще ни одна из моих подружек замуж не выходила. Да и рассказать я стеснялась, что я выхожу замуж. Не знаю, на что мы надеялись. Наверное думали, что поженимся втихаря. Вернее, это я так думала, а что было у него на уме, я точно не знала.

И всё-таки, я его простила. Когда мы приехали домой из Барнаула, он ползал вокруг меня и плакал, просил прощения. Я его любила и дала ему шанс. Вскоре из последнего набора молодых специалистов всех забрали в Армию. Как он просил, что бы я дождалась его! А служили в те послевоенные годы в Морфлоте по пять лет.

Я долго ждала. Но когда письма стали приходить редко и он мне написал, что участвует в самодеятельности и дружит с дочерью комдива, мне стало всё понятно. Я стала с ним в письмах ругаться и писать всякую чепуху, наговаривать на себя небылицы, чтобы ему там было плохо. И он поверил моим письмам и был, вероятно, очень рад, что я очернила себя сама. Ему, наоборот, стало легче, что я ему, якобы, изменила и перестала его ждать. И так закончилась моя сказочка про любовь до гроба.

Конечно, я не изменяла ему, но когда поняла, что сама перечеркнула всё, я долго не верила никому. Но пришло время, надо было заводить семью, в конце концов. Живут же люди и не знают, что такое любовь. А я узнала, хоть и платоническую, но любовь.

А что бы было, если бы мы поженились и я с дитём осталась одна? Ведь он всё равно не смог бы столько жить без женской ласки. Мужчины, наверное, все такие. Тогда я была молодая и не знала об этом…

Часть 2.

До сих пор меня преследует этот человек. Прошло полвека, надо бы вообще забыть и никогда не вспоминать о нём. Но нет, он мне особенно в последние годы моей жизни, стал очень часто сниться. Мы такие молодые, красивые. Вот мы идём по полю, а кругом колышется ковыль, он блестит на солнце белым шелком, а мы вдруг срываемся и бежим под уклон. Там вдали течет река, и мы с разбега бросаемся в неё. Вода такая тёплая, как парное молоко и мы, обнявшись, плывём по течению. Просыпаюсь оттого, что мне очень жарко и я вся в поту. Встаю, открываю окно, время шесть часов утра. Долго смотрю в окно, на улице никого нет. Тишина. Дворники уже убрали улицу. Тихо и прохладно. Спать уже не хочется. И я начинаю писать. Это теперь моё занятие, иначе умру от скуки и одиночества, несмотря на то, что есть дочь и внуки.

* * *

В сороковые годы, в 1945 – 48 годах, мы еще будучи подростками, но уже приученные к работе и дисциплине, были рады, когда могли купить материю на платье или купить туфли. Мы радовались каждой мелочи.

И вот, мы с подружкой купили шёлк в цветочек, сами сшили себе платья, надели самодельные белые шляпки, пошли в железнодорожный сад и у пруда сфотографировались.

Получилось так, что мы над прудом стоим, а там внизу, в воде, отражение от нас. Я отправила это фото Саше на Камчатку, а Лариска своему Мишке. Теперь уже и не помню, что он мне ответил. Только после этого я с ним рассорилась, и все его фотографии переслала в Малую Виску на Украину, его родителям. Мы переписывались и они очень меня благодарили, что я выслала им все вещи Саши, когда его забрали в армию. Только после этих фотографий я не получила от них больше ни одного письма.

Вероятно, они были в шоке. С тех пор я ничего не знаю ни о них, ни о своём любимом человеке. Много лет я старалась забыть о его существовании, и даже забыла, когда у меня появилась своя семья и дети. А вот под старость, когда умер муж, выросли дети и я им уже стала не особо нужна, мне всё время снятся сны о нём и всё время всплывают воспоминания. Вероятно от тоски по молодости…

Теперь уже, с высоты моих прожитых лет, опыта и знаний о людях, я хорошо себе представляю, как наивна я была в те времена, когда верила в клятву и сама столько лет держала слово. В 2010 году пыталась разыскать кого-нибудь из его родни, но ответа не получила. Скорее всего, я бы с этим человеком долго не была. Но все равно, мне хотелось узнать как сложилась его жизнь…

* * *

Я не жалею, что всё так сложилось. Жизнь прожила с одним человеком сорок девять лет. Жаль, что Николай мой умер рано, ему всего было семьдесят пять лет, нам не хватило одного года до пятидесяти лет совместной жизни. Худо-бедно, но прожили. Двоих детей вырастили, двоих внуков, дачу построили, сад хороший был, огород. Купили машину, не ахти какую, а нового «Москвича». 25 лет ездили на дачу. И мне стало легче, не надо было на своём горбу носить тяжести из города. Семью выручали овощи и фрукты со своего огорода. Другие люди и этого не имели. Во времена перестройки очень хорошо помогли овощи и фрукты, выращенные своими руками…

И пусть мой ковылевый край остался лишь в мечтах и воспоминаниях, я ни о чем не жалею…

Свадьба внучки Ани в 2016 году. На фото я, дочь Лена и Аня.

Зоя Петровна Павлихина